ЗИМОСТОЙКОСТЬ ХВОЙНЫХ

 

У лекарств, собранных в «аптеке Господа», нет удобной упаковки и этикеток, на которых расписаны их полезные свойства и противопоказания. И ошибиться с выбором здесь очень опасно — хотя бы потому, что многие растения ядовиты (см. главу «Лекарственные растения: опасные свойства и противопоказания для применения).


ЗИМОСТОЙКОСТЬ И МОРОЗОСТОЙКОСТЬ

Интродукционная работа на Северо-Западе России началась одновременно с основанием новой российской столицы. Вначале сажали, что могли достать и где. Тогда еще не было теории и практики интродукции и акклиматизации. Было обычным делом, когда обыкновенные липы, вязы, дуб, яблоню привозили из Голландии или Швеции. В Летнем саду Петра Первого вначале использовали тис. Потом все экзотические хвойные вымерзли, и стали применять более выносливый и дешевый можжевельник обыкновенный. Последующий опыт интродукции показал, что в северо-западном регионе России, как и во всей лесной зоне, основным фактором, ограничивающим разведение древесных растений, в том числе хвойных, является зимостойкость. Почти всё и определяется возможностями растений пережить зимние условия.

Как писал в свое время известный дендролог Эгберт Вольф, мы живем «на пороге угрюмого Севера». Здесь мы можем вырастить далеко не все хвойные, какие мы хотим. Лучшие коллекции хвойных в мире находятся в Англии, в Беджбери Пине-тум (национальной коллекции хвойных Великобритании), а также в королевских ботанических садах Кью в Лондоне. Помимо хорошего финансирования и возможности доставать материал со всего света, нашим английским коллегам помогает и климат. В Лондоне снег выпадает крайне редко, и в открытом грунте там могут расти многие нежные растения, которые мы считаем оранжерейными, даже пальмы.            
                   .
У нас на Северо-Западе России, если растение зимостойкое, его обычно признают и декоративным, и перспективным для разведения. Что такое зимостойкость? Это прежде всего морозостойкость, которая оценивается через повреждаемость растений морозами, а также устойчивость к выпреванию, вымоканию и другим неблагоприятным зимним факторам. На адаптацию древесных растений в нашем регионе решающее влияние оказывает минимальная температура воздуха и почвы зимой, продолжительность сильных морозов, сумма отрицательных температур в холодную часть года, колебания суточных температур в конце зимы и в период оттепелей. Важное значение для результатов перезимовки имеет количество тепла в вегетационный сезон, а также характер режима тепло- и влагообеспечен-ности осенью. Неблагоприятны длительные зимние оттепели, особенно во второй половине зимы. В этот период большинство видов находятся уже в вынужденном покое, у них при потеплении начинаются ростовые процессы. И при возврате холодов они могут повредиться даже незначительными морозами, тогда как в период глубокого покоя они, как правило, выдерживают очень сильные понижения температуры. К неблагоприятным последствиям таких оттепелей относится уменьшение или исчезновение защитного снежного покрова. На севере Швеции, в окрестностях города Остершунд, мы были поражены, увидев в коллекции частного арборетума г-на Эверта Нильссона невысокое хвойное деревце ногоплодника (подокарпуса). У нас такие растения выращивают в оранжереях. Однако там зимой температура опускается ниже — 40°. Все дело в глубоком снеговом покрове. В Петербурге после мягких зим с отсутствием снежного покрова в последние годы стали наблюдаться повреждения микробиоты и можжевельника даурского, что раньше не наблюдалось. В обычные нормальные годы они считались вполне устойчивыми.

Но все-таки особенно влияют на растения так называемые аномально суровые, или критические, зимы. Последствия аномально теплых, или «провокационных», зим сказываются прежде всего на цветении и плодоношении из-за повреждений начавших рост почек в результате возврата холодов. После суровых зим, как правило, наблюдается массовая гибель представителей многих видов, или очень сильные обмерзания скелетных ветвей до уровня снега или всей надземной части. Последствия таких зим сказываются на протяжении еще ряда лет. Многие поврежденные растения погибают не сразу, а через один-два года или даже позже.

Самой суровой зимой на нашей памяти была зима 1986/87 года. Минимальная температура воздуха 10 января 1987 г. достигла —34,7°, что близко к абсолютному минимуму ( — 36°). В этот же день среднесуточная температура воздуха в городе достигла рекордной отметки —33,6°. Также рекордно низкой явилась средняя температура первой декады января. Критические морозы, когда среднесуточная температура воздуха превышала отметку —30°, держались в течение четырех суток. Это вызвало массовые повреждения и гибель многих видов деревьев и кустарников, разных родов и семейств разного возраста и происхождения, в том числе и среди видов ведущего ассортимента, которые до этого считались устойчивыми.

Существует довольно большая группа теплолюбивых древесных растений, которые мы может выращивать в открытом грунте только в промежутке между аномально суровыми зимами. Потом они, как правило, выпадают из коллекций, и надо разводить их заново. Иногда это оправданно, иногда нет. Следует иметь в виду, что у нас кроме аномально суровых зим часто бывают просто холодные зимы, которые также могут быть неблагоприятны для перезимовки растений, хотя и не в такой степени. Можно ожидать, что с потеплением климата, о котором сейчас много говорят, повторяемость критических зим уменьшится, хотя это не исключает вероятности их наступления в будущем.     
                                                
О решающем значении климатических факторов для разведения экзотов говорят многочисленные шкалы или биоэкологические группировки растений по степени их зимостойкости. Наиболее известна шкала Эгберта Людвиговича Вольфа (1917), который заложил основы современной дендроколлекции Санкт-Петербургской Лесотехнической академии. По существу, его виды первой и второй групп (из пяти), а в некоторых случаях и виды третьей группы представляют собой перспективный ассортимент. Центром интродукционных исследований в России считается Главный ботанический сад РАН в Москве. Там разработан и применяется метод интегральной оценки, учитывающий семь различных показателей (Лапин, Сиднева, 1973). Однако и этот метод ориентирован на ведущую роль климатического, прежде всего температурного, фактора.

Зимостойкость — понятие очень изменчивое. Она меняется с возрастом, в зависимости от ветрового режима, типа и влажности почвы и т. д. То есть если даже растение считается проверенным и устойчивым, то надо правильно выбрать место для посадки с учетом рельефа и освещенности, грамотно посадить растение и осуществлять при необходимости уход, чтобы оно не стало сильнее обмерзать и не потеряло декоративность, особенно после неблагоприятных зим. Исследования проф. Н. Е. Булы-гина показали, что одним из важнейших факторов изменчивости зимостойкости является биоклиматическая цикличность.

Именно она обусловливает повторяемость биометеорологических ситуаций от благоприятных до критических для древесных экзотов. Садоводы и дендрологи должны учитывать такую цикличность в своей деятельности. Прежде всего, наблюдения за растениями следует проводить не в течение одного-двух случайных лет, а в течение длительного времени, чтобы в этот период попали годы с разной метеорологической ситуацией. Если вы сами не проводите наблюдения, то доверяйте надежным экспертам, следите за литературой и публикациями сотрудников ботанических садов, которые проводят такую работу. Надо ориентироваться только на надежный, проверенный ассортимент. Если принимать во внимание лишь критические и самые жесткие условия перезимовки, то ассортимент разводимых растений при этом заметно сократится. Но опыт показывает, что можно в целом ориентироваться на нормальные, типичные зимы. Особенно если на участке или в саду осуществляется хоть какой-то уход. Достаточно большое число древесных растений после суровых зим могут восстанавливать свою декоративность, размеры и репродуктивные функции.

Ранние осенние морозы, когда побеги некоторых форм с декоративной окраской хвои еще не вызрели, могут принести такой же вред, как и поздние весенние заморозки. Разверзающиеся почки с нежным молодым приростом особенно чувствительны даже к небольшим весенним заморозкам. Это касается всех растений. Выбор подходящего места позволить уменьшить риск повреждений (за исключением особенно неблагоприятных лет). Во многих случаях хорошо временно посадить ваши молодые растения на защищенную территорию на два или три года, прежде чем пересадить их на постоянное место. Многим карликовым хвойным для такой успешной пересадки требуется предварительная регулярная подрезка и формирование корневой системы.

ЗОНЫ УСТОЙЧИВОСТИ

Когда после распада Советского Союза в новых экономических условиях открылись границы, в Россию и Санкт-Петербург из Западной Европы хлынул поток новых растений. Они заполнили питомники, магазины и рынки. Их стали использовать при озеленении объектов. При этом свой, проверенный и районированный ассортимент, предлагаемый на местных питомниках, крайне беден. В особенности это касается форм и культиваров. Однако на деле растения из питомников Голландии, Германии, а также Молдавии или Украины далеко не все оказываются пригодными в наших суровых климатических условиях.

Проблема районирования территории России с точки зрения ассортимента интродуцированных древесных растений, устойчивых в той или иной зоне, не нова. В связи с интенсивной  интродукцией   инорайонного   растительного   материала вопрос об устойчивости интродуцентов по климатическим зонам широко обсуждается и среди дендрологов. Признается, что в большинстве случаев критическим фактором выживания древесных растений в открытом грунте умеренных областей мира является минимальная температура воздуха в зимний период. При этом влияют и многие другие факторы, как-то: летнее тепло, годовое количество осадков и их распределение по сезонам, выпадение зимних осадков в виде снега, интенсивность зимнего солнца, ветер и различные почвенные факторы. Ранжировка по зонам зимней устойчивости может служить лишь примерным ориентиром. Местный климат внутри каждой зоны может значительно варьировать в зависимости от высоты местности над уровнем моря, экспозиции склонов, влияния речных долин, городов, водоемов, розы ветров и т. д. Рекордная минимальная температура может до 10° и более отличаться от среднеминимальной температуры. Для успешных результатов рекомендуется подбирать растения с лучшей устойчивостью к поздним заморозкам и с лучшей адаптированностью к вегетационному сезону данной местности, чтобы главнейшие фазы сезонного развития экзотов (начало и конец вегетации, сроки цветения и созревания семян, продолжительность роста побегов) были синхронны с сезонной ритмикой местной природы.

Растения по-разному реагируют на изменение длины дня и ночи (фотопериодизм). Некоторые растения требовательны к кислотности почвы, в противном случае они могут погибнуть, невзирая на самый подходящий климат. При культуре низкорослых и особо ценных хвойных возможно повышение их устойчивости за счет укрытия, выбора мест посадки, надлежащей агротехники. Во всех же остальных случаях нужно ориентироваться на проверенный и зимостойкий ассортимент.

Известно, что губительное действие на растения оказывает не средний уровень зимних температур, а наиболее суровые, хотя и кратковременные морозы. Величины, близкие к абсолютному минимуму, встречаются редко, один раз в 50—80 лет, поэтому на практике в качестве показателя морозоопасности пользуются средними из абсолютных минимумов температуры воздуха. Этот же климатический показатель был принят за основу американским дендрологом Альфредом Редером, чей широкоизвестный справочник до сих пор является настольной книгой для дендрологов стран умеренного климата (Render, 1949). Редер испытал наибольшее число древесных видов в мире на тот момент, его данные очень полные и до сих пор актуальны. В его справочнике приводится карта территории США и Канады с выделением 7 зон зимней устойчивости древесных растений. Для более чем двух с половиной тысяч видов отмечается возможная зона их культуры в открытом грунте. Позже эта система была повторно проанализирована, уточнена и дополнена. Сейчас выделяются 11 зон: зона 1—Арктика, 10 и 11 — тропики. В последние десятилетия система зон устойчивости была распространена и на Западную Европу. Садоводы и дендрологи в США и Канаде вскоре после ее создания приняли концепцию зон устойчивости растений со всеми ее преимуществами и недостатками. И за многие годы, во многом путем прямых проб и ошибок, большинство видов деревьев и кустарников были оценены с точки зрения их отнесения к той или иной зоне. Если пользоваться этим методом, то Санкт-Петербург находится почти на границе зон 4 и 5.   
  
После Редера наиболее полную сводку древесных интроду-центов, введенных в культуру, составил известный немецкий дендролог Герд Крюссманн (Krussmann, 1995). На приводимой в его монографии Европейской карте зимних зон устойчивости растений видно, что большинство западноевропейских питомников, откуда в Санкт-Петербург завозится растительный материал, расположены в зонах 6 или 7, с минимальной температурой от — 12° до — 23 °С. А большая часть территории Голландии, Бельгии, Франции и Англии находится в зоне 8 с минимальной температурой воздуха в границах от —7° до — 12° по шкале Цельсия. Тогда как окрестностям Санкт-Петербурга соответствует изотерма —29°, отграничивающая четвертую зону от пятой.

Отсюда могут возникать проблемы с перезимовкой растений. Нужно ориентироваться на проверенные и зимостойкие растения. А проверяются они в местных интродукционных центрах, какими являются ботанические сады и дендрарии, где в течение многих лет за этими видами и формами проводятся наблюдения и дается оценка зимостойкости. При этом учитываются результаты перезимовки в нормальные зимы, провокационно-теплые и аномально суровые, при разных режимах тепло- и влагообеспеченности.                                  
       
Известно, что в дендрологической литературе зачастую результаты интродукционных испытаний в отдельно взятом пункте распространяются на большую территорию. К этому нужно подходить довольно осторожно. Для более точных рекомендаций необходимо расширение сети таких центров, где проводятся испытания древесных экзотов и даются рекомендации для их более широкой культуры. А садоводам хорошо бы осмотреть разные коллекции, понаблюдать и сравнить, как тот или иной интересующий вас вид выглядит в разных местах и различных экологических условиях.

ПЕРСПЕКТИВНЫЙ АССОРТИМЕНТ

Но все ли зимостойкие хвойные мы можем и будем рекомендовать для более широкой культуры, в промышленный ассортимент? Конечно, нет. Есть и другие экологические факторы, кроме зимостойкости, которые влияют на выбор ассортимента. Например, если участок находится в промышленной зоне или центре индустриального мегаполиса, то многие хвойные, например сосны и можжевельники, там, вероятно, будут непригодными, как негазодымостойкие. Рекомендуемые виды должны иметь преимущество и хоть в чем то отличаться от уже используемых. У некоторых таксонов отличия очень незначительны и видны только узкому специалисту. Такие таксоны представляют интерес для коллекций в дендрариях, но не для ведущего ассортимента. Серьезные ограничения существуют по размерам растений во взрослом состоянии. Есть ограничения по декоративным признакам. Соответственно, есть ряд ограничений с точки зрения повреждаемости болезнями и вредителями, а также противопоказания и по ядовитым свойствам некоторых растений, несмотря на все другие положительные качества. Надо принимать во внимание и культуру населения. Даже в ботанических садах многие декоративные хвойные могут быть вырублены под Новый год. От Петербурга до Южно-Сахалинска сотрудникам приходится дежурить в предновогодние ночи.

Обычно по результатам испытаний в ботанических садах разрабатывается ассортимент перспективных деревьев и кустарников для целей озеленения городов и населенных мест. Имеются в виду общественные скверы, уличные посадки, аллеи и бульвары, городские парки. Однако на закрытых участках, где обеспечиваются охрана и уход, ассортимент может быть значительно шире.

Для выявления и уточнения местного устойчивого и перспективного ассортимента и существуют ботанические сады. Растения вначале (по крайней мере, в идеальном варианте) из природной флоры попадают в сады или арборетумы (дендрарии), которые по другому можно назвать интродукционными центрами. Здесь они испытываются в течение ряда лет, за ними проводятся постоянные фенологические наблюдения, дается ежегодная оценка обмерзания, разрабатывается агротехника размножения и выращивания. Предполагается, что из ботанических садов наиболее устойчивые, декоративные, быстрорастущие и хорошо размножаемые таксоны попадают на научные станции и опытные питомники, где более лучшие условия для их массового размножения. А уже оттуда — на производственные питомники.

Опыт ботанических садов очень важен для разработки районированного ассортимента. Если раньше наш Сад, бывший Аптекарский огород Петра Первого, был одним из немногих садов Российской империи, то к настоящему времени сформировалась сеть ботанических садов, охватывающая разные города и растительные зоны. Только в России их насчитывается около ста. Это позволяет давать более точные рекомендации по ассортименту. Чтобы углубить наши знания и дать надежные рекомендации, надо расширять сеть садов, хотя бы небольших и местного значения, и проводить в них регулярные наблюдения. Однако это требует средств, возможностей и желания.

В трех ботанических садах города — Ботанического института им. В. Л. Комарова РАН, Санкт-Петербургской лесотехнической академии и Санкт-Петербургского государственного университета — в настоящее время выращивается в открытом грунте всего около 210 видов и форм хвойных. А что же используется из этого богатства в озеленении? В озеленении Санкт-Петербурга и окрестностей применяется более 70 таксонов, относимых к 60 видам и 11 родам. То есть, ассортимент городских насаждений составляет менее чем четвертую часть от того, что культивируется  в  дендрологических  коллекциях.  Лишь  лиственницу сибирскую, ель колючую и тую западную можно встретить более или менее широко, их можно отнести к широкому ассортименту. Почти все остальные хвойные представлены единично. Даже если мы очень захотим, за немногими исключениями их с трудом найдем в натуре. При этом садовые формы встречаются в озеленении еще реже, чем виды. Все это показывает, что перспективы расширения и улучшения ассортимента имеются, и перед работниками садово-паркового хозяйства в этом направлении непочатый край работы. Это же подтверждает и сравнение ассортимента городских зеленых насаждений Санкт-Петербурга с соседними городами Скандинавии, где сходный с нашим климат. 

Сравнение во многих случаях не в нашу пользу. В городах Северной Швеции довольно широко применяются пихта субальпийская, ель сербская и другие виды. На эти и многие другие виды нужно обратить внимание и нам в России.


Из книги:  
Фирсов Г.А., Орлова Л.В. "Хвойные в Санкт-Петербрге". -СПб.: ООО "Издательство "Росток", 2008. - 336 с.

«НачалоПредыдущая123